СБУ в Одессе за девять лет получила 139 квартир – на балансе осталось 93

1 неделя ago 0

Служба безопасности Украины в Одесской области на протяжении последних девяти лет стабильно получала для служебного пользования квартиры. Всего с 2010 по 2018 год в свое ведение СБУ получила на территории Одессы 139 квартир общей площадью 9433,97 кв. метров.

Об этом ведомство сообщило в ответ на запрос журналиста.  

Количество полученных квартир по годам:  

2010 – 35 квартир общей площадью 2 681,33 кв. метров; 
2011 – 21 квартира общей площадью 1 338,51 кв. м;  
2012 – 19 квартир общей площадью 1 366,47 кв. м;  
2014 – 11 квартир общей площадью 702,6 кв. м; 
2015 – 18 квартир общей площадью 1 279,4 кв. м;  
2016 – 12 квартир общей площадью 609,8 кв. м;  
2017 – 12 квартир обшей площадью 753 кв. м;  
2018 – 11 квартир общей площадью 702,86 кв. м.  
 
При этом на балансе СБУ в Одесской области на конец 2018 года оставалось 93 квартиры, то есть, за девять лет ее сотрудники приватизировали как минимум 46 квартир.  
 
Вопрос журналиста о том, какие строительные компании и в каком количестве передавали жилье для служебного пользования, СБУ игнорирует.  
Впрочем, на сайте Одесского городского совета есть решение от 19.10.2011 о предоставлении депутатами согласия для СБУ в Одесской области на передачу земельного участка площадью 2,07 га по адресу: ул. Проценко, 50, – в субаренду частной строительной компании «Стикон». Целевое назначение участка – для проектирования и строительства группы многоэтажных жилых домов с паркингами.  Ныне по этому адресу введен в эксплуатацию ЖК «Романовский».    
  
Фото с сайта компании «Стикон» 
  


На фото: решение Одесского горсовета 
 
Также на сайте горсовета есть решение исполкома о предоставлении разрешения  УСБУ в Одесской области на проектирование и возведение двухсекционного многоэтажного дома на Французском бульваре, 1/3. Ныне там строит здание компания ООО «Будстрой».   

Одесское УСБУ не предоставило и адресов, по которым управление получало жилье. В СБУ решили сослаться на пункт из инструкции, который гласит совершенно иное, чем спрашивал журналист.  

 
Так, в перечень служебной информации входят: «Відомості щодо забезпечення житлом військовослужбовців і працівників СБ України, а також звільнених з військової служби у запас або відставку осіб та членів їх сімей, які потребують поліпшення житлових умов і перебувають на квартирному обліку з розкриттям установочних даних цих осіб». То есть, служебной информацией является информация, кто из сотрудников УСБУ в Одесской области получал жилье. Журналист не запрашивал список получателей жилья с «их установочными данными», а лишь просил предоставить адреса расположения государственного имущества, коим являются служебные квартиры.  
 
Информация об этом является публичной согласно ч. 5 ст. 6 Закона Украины «О доступе к публичной информации», а именно «не может быть ограничен доступ к информации о распоряжении бюджетными средствами, владении, пользовании или распоряжении государственным, коммунальным имуществом, в том числе к копиям соответствующих документов, условиях получения этих средств или имущества, фамилии, имена, отчества физических лиц и наименования юридических лиц, которые получили эти средства или имущество». 
    
На повторный запрос журналиста в СБУ процитировали положение уже из другой служебной инструкции, в которой говорится о прозрачности механизма предоставления жилья. 


В связи с этим отказ в предоставлении информации будет обжалован журналистом в порядке ст. 23 Закона Украины «О доступе к публичной информации».  

Источник