«Одесса Прайд-2019»: о толерантности, оппозиции и отношениях с новой властью

1 месяц ago 0

Фестиваль квир-культуры «Одесса Прайд» проходит уже пятый год подряд. На этот раз он продлится пять дней – с 27 августа по 1 сентября. Мы пообщались с организатором «Одесса Прайд-2019» Анной Леоновой. И она рассказала об особенностях и фишках именно одесского фестиваля, о том, как менялись настроения в городе в течение пяти лет и рассчитывают ли ЛГБТ-сообщества в Украине на поддержку со стороны новой власти и президента.

В этот раз организаторы подготовили интерактивную программу мероприятий с разнообразными дискуссиями, квестами и фестивалем ЛГБТ-хоров. Чтобы попасть на большинство мероприятий нужно пройти предварительную регистрацию. Но обо всём по порядку.

Фишка одесского «Прайда-2019»

Мы постарались в этом году дни прайда сделать более интересными, разнообразными и интерактивными. Я очень надеюсь, что это станет первым годом, когда нам удастся предложить интересную программу не только для представителей ЛГБТ-сообществ, но и для обычных одесситов, одесситок и гостей города. Все мероприятия бесплатны, а некоторые из них предусматривают даже небольшие призы и награды участникам.

Самое яркое мероприятие – это квест-экскурсия. Наши партнеры из квест-клуба предложили в подарок для нас разработать и написать сценарий игры. Тема квеста «Одесса: страницы истории или как разнообразие стало залогом успеха». Игра будет проходить 28 августа с 11.00 до 14.00. Мы будем говорить про историю города, про традиции поликультурности, многообразие и как эти черты стали тем самым фундаментом, на котором строилась сегодняшняя Одесса. Это командная игра, в каждой из команд до 4 человек. Люди должны зарегистрироваться через браузер по специальной ссылке. Им будут постоянно приходить задачи и нужно будет угадать, что там зашифровано, какие есть подсказки в городе… Мне кажется, это будет очень интересная и по-настоящему одесская прогулка.

Об одесской толерантности  

Под словом толерантность у нас очень часто подразумевается какая-то поддержка. Это не всегда так. Толерантность – это понимание и отсутствие агрессии в первую очередь. Это общество, которое старается понять и не агрессирует. Или, где факторы агрессии сводятся к минимуму и контролируются властями, потому что именно у государственных властей есть право на ограничение чьих-то свобод. Если говорить о наших оппонентах. Могут ли они быть? Конечно! Потому что это их взгляды и это нормально. Могут ли они не совпадать с нашими? Конечно, и это тоже нормально, потому что мы все разные. Я поддерживаю концепцию свободы слова и то, что мой оппонент имеет точно такое же право на мнение и право его высказать. Но это право заканчивается ровно в тот момент, когда появляется агрессия.

Если говорить в этом контексте про Одессу, то 2015-ый год был очень тяжелый для нас. Мы столкнулись и с нападениями, и с угрозами, и с очень неадекватными действиями, на тот момент, еще милиции. В 16-ом было уже чуть-чуть проще. Но все равно было очень большое противостояние. Мы наблюдали огромное количество спекуляций на эту тему, которые появлялись в прессе, которые использовали в разных политических целях. Тогда губернатором был Саакашвили и тут же начали заявлять, что это его проект, что это все про «за Европу» и так далее. Хотя сам Саакашвили занимал такую достаточно…не то, чтобы гомофобную позицию, но специфическую. Он максимально ограничивал нашу возможность коммуницировать с ним. Когда мы говорили о том, с какими проблемами и угрозами мы сталкиваемся, мы получили ответ, что все, что нам могут дать – это три автобуса, которые нас вывезут за 17 км от Одессы. Якобы, чтоб нам было безопаснее, там можно проводить, что угодно. А потом можно вернуться пешком обратно.

Потом был 17 и 18-ый годы. Мне кажется, дело не в том, что менялись политические власти, а в том, что менялись настроения. Прошло уже 2-3 года и мы показали, что такое прайд. Что это не значит, что на улицы города выйдут мужчины в стрингах и боа. То есть, это правозащитный марш конкретно нашей социальной группой. И от этого мир не покрывается вдруг внезапно тьмой, не воскресают мертвецы. Конечно, я понимаю, что некоторые экстравагантные представители церкви ежегодно проводят обряды обливания Приморского бульвара святой водой и говорят, что всего вышеперечисленного не произошло только потому, что они потом прошлись там святой водой. Ну, окей, они тоже имеют право на какие-то свои мысли.

Несмотря на все это, я бы сказала, что Одесса самый толерантный город в Украине по отношению к ЛГБТ-сообществам. Я в это свято верю, потому что я одесситка и просто не могу говорить иначе. Также могу судить по словам ребят, которые приезжают. Они всегда рассказывают о том, что где бы они ни были, всегда тревожно как-то и они задаются вопросом, насколько организаторы продумали безопасность, насколько это мероприятие безопасно. Но, когда они приезжают в Одессу, то таких вопросов нет. То есть они уверены, что сам по себе город безопасен. Это еще связано с туризмом, с морем, с музыкой, которая постоянно раздается на улицах города. Конечно, одна группа может быть недовольна другой, но общественного порицания, которое бы объединило всех одесситов в едином порыве, такого нет.

Поддержка властей города и области

Тут сложно говорить о поддержке, они просто действуют в рамках закона, то есть не противодействуют сейчас. Что касается областных властей, сейчас позиция такая, что нет назначенного губернатора и чего-то более, чем минимум, делать они не будут. С другой стороны, хорошо, что никто не предпринимает никаких попыток обращения в суд, как это было в 15 и 16-ом годах. Потому что тогда хотели запретить наши прайд-мероприятия. И с облсовета, и с мэрии. Наши постоянные оппоненты – это Оппоблок и Павел Унгурян (экс-народный депутат Украины). В прошлом созыве он был в ВР и они здесь проводили пресс-конференции с призывами и всем остальным. И в 15-16-ых годах мэрия подавала иски о запрете проведения нашего прайда. В 15-ом году мы проиграли суд и сейчас наш иск находится в Европейском суде по правам защиты человека. Потому что наше основное право – это право на мирные собрания. И это всегда очень долго, такие суды обычно затягиваются на 6-7 лет, если это не какой-то прецедент для этой страны. Но это нам абсолютно не мешает проводить свой ежегодный прайд.

Кто оказывает поддержку ЛГБТ-сообществам в Одессе

В 2016 году нам на руку уже сыграла большая поддержка от посольств. Помогают они и сегодня. Это 21 посольство, которое подписалось под заявлениями о поддержке ЛГБТ-сообществ, о защите прав человека для своей социальной группы. Традиционно имеем очень хорошую поддержку от посольства Канады, США, Великобритании, Германии. Однозначно могу сказать, что нас не поддерживает посольство Российской Федерации. Но в первую очередь нам помогают сами представители ЛГБТ-комьюнити. Потому что было бы сложно проводить подобные мероприятия в рамках деятельности одной организации или одной какой-то инициативной группы. Также это разные мониторинговые миссии, например, комитет по правам человека при ООН, миссия по правам человека при ЕС и так далее.

Кто платит за проведение прайда в Одессе    

Я рада, что представители ЛГБТ-сообществ сами уже скидываются на организацию и проведение прайда. Но это очень маленькая сумма по сравнению с той, которую мы получаем от наших партнеров. По порядку. В этом году мы получили меньше средств чем в прошлом. Основной донор – это шведская организация RFSL, которая занимается правами геев, лесбиянок, би-сексуалов и трансгендерных людей в Швеции и за рубежом. Она выделила на одесский прайд в 2019-ом три тысячи евро. Второй донор, с сумой 1750 евро – это COC Nederland, голландская ЛГБТ-организация, которая является старейшей гей-организацией в мире. Одну тысячу евро нам передало Мюнхенское комьюнити на проведение одного из дней, это будет 30 августа. Будет серия небольших воркшопов, связанных с тем, каким образом можно ощущать себя счастливым и что для этого необходимо делать. Например, как цветовая гамма вашей одежды может поднять вам настроение. Один из воркшопов о снятии стресса, где будет показана техника самомассажа после напряженного дня или каких-то переживаний.

О целях проведения прайда в Одессе  

На самом деле, наша неделя прайда – это возможность показать людям, что мы сталкиваемся с абсолютно такими же проблемами, как и все обычные люди. Но все они, в отличие от нас, имеют механизмы их решения. Предположим пара лесбиянок, которые прожили вместе 15 лет, при условии, что у одной из них есть биологические дети. Она никаким образом не может добиться возможности, чтобы ее партнерша имела статус опекуна по отношению к этим детям. У нас обычно говорят, что со всеми можно договориться. Хорошо, а с кем они должны договориться? С директором школы? Что вот эта Света, с которой мы прожили 15 лет вместе, имеет право забирать моих детей со школы? И надеяться, что директор школы не напишет жалобу в органы опеки, что неизвестная тетка непонятно куда забрала детей…

Быть представителем ЛГБТ-сообщества это не значит отказаться от своей репродуктивной функции. Существуют как доноры мужчины, так и суррогатные матери. Если у меня есть потребность в реализации моего репродуктивного права, я его хочу реализовать. Но, при этом, я хочу иметь те же самые права и гарантии на безопасность для своего ребенка, что и все остальные граждане этой страны. Мы, когда с моей партнершей говорим об использовании эко или о чем-то подобном, то сразу начинаем думать о том, что наш ребенок пойдет в детский сад, и с чем он там столкнется? Что он будет чувствовать, когда придет в школу? То есть мы еще туда не дошли, но у меня уже большой стресс. И я понимаю, что я не готова никого подвергать такому риску. Это сложно, это проблема.

ЛГБТ-сообщество и современное законодательство Украины  

Во второй половине 18-го года, начало 19-го, должны были разработать законопроект, который бы предложил механизм защиты прав для однополых и разнополых пар в виде гражданского партнерства. То есть, это не только для ЛГБТ-сообществ, это и для обычных пар, которые не хотят связывать себя официальными узами брака. Но при этом там было бы прописано, какими механизмами они бы руководствовались в случае возникновения каких-то проблем. Наши оппоненты сделали достаточно много, чтобы разные села, поселки и небольшие города приняли обращение к Минюсту с тем, что они просят не рассматривать этот законопроект. В результате было собрано более ста петиций от разных сельрад и прочих организаций. И в Минюсте сказали, раз столько субъектов местной власти против, мы не можем ничего здесь сделать. Давайте этот вопрос отложим и будем решать его через лет 15.

Оппоненты-тяжеловесы украинских ЛГБТ-сообществ национального уровня

В первую очередь это Вилкул. На сегодняшний день он возглавляет партию «Оппозиционный блок». Он является, наверное, единственным человеком, который за последние четыре года регулярно пытается поднять законопроекты, вносящие запрет на любую информацию, связанную с гомосексуальной тематикой и введение уголовной ответственности за так называемую пропаганду. Такими товарищами также являются адепты групп русского мира. По той простой причине, что это все связано с религией. Кто видимый враг? Это аборты и геи. Всё. Не было бы геев, мир стал бы лучше, все стали бы богатыми, счастливыми, здоровыми и не имели бы никаких проблем. Также наш явный оппонент – это Турчинов, бывший секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины. И его супруга. Они имеют очень агрессивную антигейскую риторику.

Новый президент Украины и его политика в отношении ЛГБТ-сообществ 

Не секрет, что у господина Зеленского было достаточно много гомофобных шуток. Из них состояла большая часть концертной программы. И зимой 2018-го года ЛГБТ-сообщества несколько раз протестовали против таких номеров. Нам сейчас сложно сказать, что это будет обозначать в дальнейшем. Потому что каких-то заявлений офис президента не делал ни во время «Киев Прайда-2019», тем более, я не думаю, что они будут сделаны и сейчас. С первых дней работы новой Рады мы уже поймем, какая позиция политической силы «Слуги народа» и каким образом они реагируют на те или иные вопросы.

Насколько я знаю, на ближайшее время запланированы обсуждения Стамбульской конвенции. Она направлена прежде всего на защиту женщин и детей от насилия, но в частности она вводит такой термин как гендерное равенство и говорит о гендере не только как биологическом признаке, а, в первую очередь говорит о гендере, как о социальном признаке. Под эту категорию попадают и транслюди, что в общем-то в глазах совета церквей является достаточным аргументом для противодействия. Если на момент выборов партия «Слуга народа» говорила, что эта конвенция будет иметь поддержку со стороны этой политсилы, то сейчас уже звучит не официальная риторика, что необходимы какие-то дополнительные консультации с церквями. Но эта конвенция, по своей сути, дает понимание основных механизмов по защите женщин от насилия, от агрессии и так далее.

О каком-то лоббировании интересов и защиты прав ЛГБТ-сообществ в Раде пока еще рано говорить. Также, как и об явной не поддержке. Мы просто ждем и будем наблюдать. Пока радует то, что оппоблока стало меньше.

А поводу прайда мы можем точно заявлять о количестве иностранных участников в Одессе. В прошлом году это было 37 человек, а в этом – почти 65-66 по последним данным. Большинство приезжают из Мюнхена. У нас очень тесные контакты с этим комьюнити. Им нравится Одесса. Они же приезжают не только помаршировать. Они ходят по музеям, посещают оперный, ходят на пляжи и хорошо проводят время. Они становятся участниками только-только зарождающегося движения и это тоже важно.

Источник