Авдеев, Шандрик, Панов и Буйневич: о ком забыли в деле «Виктории»

4 месяца ago 0

Во время недавнего визита генерального прокурора Украины Юрия Луценко речь зашла и о пожаре в детском комплексе «Виктория», в результате которого погибли три маленькие девочки. По словам генпрокурора, передает издание «368.media», к ответственности привлечен правильный круг лиц. Но по истечению семи месяцев после трагедии можно с уверенностью сказать, что пока на скамье подсудимых оказались далеко не все, кто возможно причастен к страшному пожару.

Напомним, на данный момент уже вынесен приговор воспитательнице, отвечающей за пожарную безопасность в лагере, Наталье Цокур. Она получила три года лишения свободы с испытательным сроком в два года и лишением права занимать должности, связанные с пожарной безопасностью. Свою вину Цокур признала, хотя на момент пожара даже не находилась в лагере, написав за несколько недель до трагедии заявление об уходе.

Слушается в суде дело директора лагеря «Виктория» Петроса Саркисяна – его обвиняют в нарушении правил пожарной безопасности, повлекшей тяжкие последствия. Саркисян отказывается давать показания, но неоднократно заявлял, что невиновен, поскольку деревянные домики, где проживали дети и один из которых и сгорел, не были приняты на баланс и введены в эксплуатацию. Максимально ему грозит до восьми лет лишения свободы. Но вряд ли он получит такой срок, ведь уже неоднократно звучала информация о его инвалидности и проблемах с сердцем.

Еще одно дело связано с бывшей заместительницей городского головы Зинаидой Цвиринько, которой суд ограничил время для ознакомления с делом, признав, что она сроки затягивает. В ближайшее время начнется рассмотрение по сути. Цвиринько обвиняют в служебной халатности. Экс-чиновница в суде просила прощение у родителей пострадавших и погибших детей, но вину свою она не признает. Кроме того защита Цвиринько даже подавала в суд ходатайство об отмене подозрения. Ей грозит до пяти лет лишения свободы. Но, как и с делом Саркисяна, вряд ли она получит максимальный срок, учитывая заболевание Цвиринько, из-за чего якобы при избрании меры пресечения ее отпустили под личное обязательство. К слову, экс-вице-мэр после трагедии не была уволена начальством, а попросту ушла на пенсию.

Еще два дела касаются сотрудников ГСЧС, один из которых Леонид Бондарь непосредственно выходил на проверку в «Викторию», зафиксировав в лагере множество нарушений пожарной безопасности, в том числе неподключенную пожарную сигнализацию, но ничего не предпринял для закрытия детского комплекса. Также подозрение получил его бывший начальник Валерий Дяченко. Обоих подозревают в служебной халатности. При этом гсчсники вину не признают. В частности, Бондарь заявил, что выявленные нарушения не могли стать причиной гибели детей.

При этом немало есть вопросов к реконструкции самого лагеря, которую по заказу управления капитального строительства города проводила компания, связанная с собственником одесской канатной дороги, ООО «Юг-укрстрой». По материалам следствия, с 2015 года за свою работу в «Виктории» данная компания получила 46 миллионов гривен бюджетных средств.

Правоохранители расследуют дело по проведению тендера на реконструкцию домиков в «Виктории», ведь фактически на торги подались две связанные компании «Юг-укрстрой» и ЧП «Монолит». Дело открыто более двух лет назад, в лагере произошел пожар, погибли дети, но подозреваемых до сих пор нет.

Также ГУНП расследует еще одно дело, где фигурирует ООО «Юг-укрстрой», которое связано с завладением денежными средствами во время строительных работ в «Виктории». Подозреваемых в этом деле тоже нет. Более того по материалам следствия очевидно, что не ставится вопрос о привлечении к ответственности ни должностных лиц управления капстроительства, выделявших на реконструкцию десятки миллионов сомнительной компании, ни бывшего вице-мэра Вячеслава Шандрика, который должен был курировать этот вопрос.

Ну и, наконец, еще одно дело, открытое после страшной трагедии, связано с возможным присвоением имущества путем злоупотребления служебным положением из-за найденных в кабинете Саркисяна во время обыска 16 зарплатных карточек, что может свидетельствовать о том, что в лагере работали «мертвые души». Подозрение по этому делу также пока никто не получил, хотя зам Саркисяна Татьяна Ланина признала, что за прошлый год получила более 90 тысяч гривен зарплаты, начисленной фиктивным работникам. Но, судя по всему, в расследовании не значится директор городского департамента образования и науки Елена Буйневич, которая должна была контролировать работу лагеря.

Таким образом, сейчас в деле пожара в «Виктории» фигурирует всего пять человек, но круг виновных, очевидно, гораздо шире. Может, правоохранители по какой-то причине попросту не хотят расширять этот круг?

А теперь давайте вспомним тех чиновников о которых так упорно забывают правоохранители и СМИ.

19 сентября на сайте Одесского городского совета было опубликовано распоряжение №1200, согласно которому  на период проведения служебного расследования отстранены от занимаемых должностей Александр Авдеев – начальник управления государственного архитектурно-строительного контроля, Елена Буйневич – директор департамента образования и науки и Борис Панов – начальник управления капитального строительства. Молчат и о персоне, бывшего строительного вице-мэра Вячеслава Шандрика.

Так, начальник городского ГАСКа Александр Авдеев, несмотря на требование вице-премьера Геннадия Зубко об его отстранении на время следствия после пожара в детском лагере «Виктории» в городе Одесса, унесшего жизни трех девочек, продожал активно работать, а его имя даже не фигурирует в списке подозреваемых.

Прокуратура не упомянула начальника одесского ГАСКа в качестве подозреваемого в деле, но если заглянуть в строительные декларации, то его вина в фальсификации документов становится более чем очевидной

В одесском городском ГАСКе еще очень долго будут прикрываться областным (полномочия по контролю за застройкой в Одессе город получил всего год назад) , объясняя коррупционные действия чиновников.

Руководитель архитектурного контроля не должен был допускать поселение детей в строения, которые не были введены в эксплуатацию.

Их официально оформили только в мае 2017 года, накануне визита Президента Украины – видимо в Киеве обнаружили отсутствие документов и отказались показывать Петру Порошенко сомнительный объект.

Между тем, весь 2016 год «Виктория» активно принимала отдыхающих детей. На это Александр Авдеев «закрыл глаза», а значит приложил руку к фальсификации деклараций на начало и окончание работ.

Согласно базе выдачи разрешительных документов, Государственной инспекции архитектурного контроля ОБЕ декларации были зарегистрированы в мае 2017 года с разницей в один день.

А значит, глава ГАСКа покрывал нарушения государственных строительных норм. Если задуматься, то все строительство в лагере проходило без документов, хотя на каждом аппаратном совещании чиновники докладывали об этапах проведения работ.

При этом начальник ГАСКа молчал о нарушениях. Случившая трагедия также не отразилась на его судьбе – Авдеева даже не привлекли как подозреваемого и вернули на работу.

Документально это выглядит так: в 2016-17 годах мэрия регистрировала в ГАСКе ряд деклараций по лагерю «Виктория». В 2016, когда фактически производились работы (тендер был проведен в феврале 2016 года), было зарегистрировано только две декларации – на ремонт обеденного зала, столовой и пищеблока.

Причем для столовой лагеря на 420 человек указали сложность работ как 2-ю категорию, которая допускает одновременное пребывание до 50 человек.

Параллельно в лагере проводились и другие работы, уже без документов, а значит фактически без надзора за стройкой.

Его должны были осуществлять две специалиста — Сергей Слободянюк (авторский надзор) и Геннадий Паровик (технический надзор), которые, видимо, работали незаконно или не работали вовсе.

Интересны и другие проблемы, которые явно видны в декларации о реконструкции, которая, как мы указали, была оформлена задним числом, в мае 2017 года.

В ней указано, что работы проводились без изменения размеров строений, однако те были полностью перестроены совсем в других геометрических масштабах.

По данным экспертов, неверно указана и категория строения — 3, что говорит о временном проживании, на деле же дети жили постоянно, 20 дней в опасных домиках, построенных без разрешений.

Отметим, что все время строительства полномочия по контролю 2 и 3 категорий сложности были у горсовета, но начальник ГАСКа Александр Авдеев молчал, при этом регулярно докладывая других стройках.

Интересно и то, что эти нарушения продолжаются по сей день. Александр Авдеев даже после пожара не обратил внимания на то, что стадион «Виктории» работает без документов: есть декларация про начало работ, а про завершение — нет.

В то же время спортзону инспектировал лично Президент Украины и видел, что там активно занимались дети.

Все эти нарушения так и остались не замечены ни прокуратурой, ни другими органами. Фамилию Александра Авдеева даже перестали называть в разрезе возможных прямых и косвенных виновников трагедии, и разрешили работать и дальше даже без вынесения выговора.

Глава городского департамента образования и науки Елена Буйневич написала заявление об увольнении по собственному желанию в связи с трагическим пожаром в детском лагере «Виктория» и смертью троих детей. Однако, заявление так и не было подписано Трухановым, и Буйневич остается на рабочем месте  и по сей день.

Начальник УКСа Борис Панов контролировал строительство с нарушениями, в частности — деревянные здания для детей по нормам должны быть одноэтажными, а не в два этажа. 

В заключении хотим привести слова бывшего вице-мэра, курировавшего строительство «Виктории», Вячеслава Шандрика:

«Это благоустроенная территория и четыре прекрасных деревянных сруба, в каждом из которых есть и санузел возле каждой комнаты, горячая вода, предусмотрены и выполнены все мероприятия связанные с огнезащитой!»